Среда, 20.09.2017, 23:32
Приветствую Вас Гость | RSS

Светлана Даниэль Дион

«Записки ангела хранителя» ИЛИ СЫН ДВУХ ОТЦОВ ©  Светлана Дион

Отрывок из романа «Записки ангела хранителя»

ИЛИ 

"СЫН ДВУХ ОТЦОВ"

©  Светлана Дион 2014  © 2007 Светлана Дион              (готовится к печати)

«Жизнь - это не то, что происходит с человеком, а то, ЧТО он помнит и КАК он это помнит».  ( Габриель Гарсия Маркес )

АННОТАЦИЯ

Он по воле Её воображения и желанию Её духа переживает метаморфозы и перевоплощения. Мгновенно пересекает грань параллельных миров по воле Её фантазии... из-за связи между их душами  после 15-летней земной любви. Он уже «оттуда» любуется причудливым деревом, сгорбившимся над ручьем, Её глазами... Ей  каплями и глотками  льётся  информация о запредельном,  о чудных тайнах любви и бытия, о таинствах души и древних правдах, похороненных в сознании людей.

Они, как бокал розового вина:  когда-то красное и белое вино  в разных бокалах  слились в единое целое. Она на конкурсе поэтов  читает строки, посвящённые Ему посмертно, об этом древнем  последствии любви...

 

«Ты там – я здесь, но мы повсюду вместе:

Со мной – усопший продолжаешь жить,

Меня же кто-то удостоил чести

С тобой стать вечной, и не рвётся нить...»*

Он  эти строки  запечатлеет  на воде взглядом чайки, и кто-то на земле напишет музыку на эти стихи, услышав настойчивый мотив песни в шуме моря из серебряной раковины...  Её взрослому  сыну приснится однажды детский сон, и он вспомнит, как выглядел его Ангел Хранитель.  В альбомах матери он найдёт Его фотографию...

«Ты сын двух отцов»,  – последует ответ матери на его немой вопрос...
* Стихи автора.

..................................

Отрывок из романа «Записки ангела хранителя»    ©  Светлана Дион 2014

ЦЕНТРИФУГА ГОРЕСЧАСТЬЯ

                                           Никому не дано Богом больше  страдания,  нежели он может вынести...  (библейская мудрость...)

 После долгих скитаний по зоне застывшего времени и по реальностям, созданным собственным воображением или прозрением  (что было  неясно за неимением  материальных доказательств),  Он удостоился чести быть посвященным в таинство жизни и судьбы. Его заранее предупредили об этом – среди фиолетовых деревьев  появился шар таких же неустойчивых тонов и представился временным поводырем однопланового назначения. ОН радовался как ребенок: «Вот она –разгадка тайны  вселенского замысла равновесия печали  и радости в судьбах воплощенных сущностей на земле. А может и во всех других реальностях и измерениях?»

 От такой близости к правде правд его начало трясти, как в самолете,  и ОН закружился в  спирали полета и был вынужден сосредоточиться на более простой эмоции. Он вспомнил как однажды написал,  что счастливчики это те, кому нечаянно удалось увернуться от ударов судьбы,  а вовсе не те, кому просто везет без причины  Так ОН написал, будучи писателем, которого мучили загадки замысла души... «Но как делать записи здесь, да и для кого, как сделать чтобы их прочли на Земле те,  кому так надо узнать пока не поздно главную  правду о душе?» - гадал он.

 После смерти ему великодушно  доверили узнать ответ на заданный при жизни вопрос. ОН застыл  в полете от догадки, что узнав, наконец, правду, маячившую вдали за плотным зеркалом светящейся воды, ОН сможет  передать это откровение на землю через сны, посланные Его зеленоглазой любимой... Как и раньше , во сне ее он  подсоединится к ней, а она запишет свой сон, и не подозревая, что ей приоткрылась правда правд...

Но ОН ошибся. Это не позволялось, по всей видимости.Ибо, как только его сущность проникла за светящуюся завесу воды, ОН, как предупреждал его  фиолетовый  шар-путеводитель, отяжелел и потерял способность управлять своим передвижением в разных реальностях волей мысли.

 ОН оглянулся на  вертикальную стену изумрудной  воды и увидел ярко голубой шар с прожилками  и  понял, что смотрит на свое отражение в зеркале души, как и предупредил его фиолетовый круг, явившийся к нему после прогулки  по Храму  Почета и удостоивший его занимательной экскурсией по его овальным залам с  портретами в серебряных и золотых рамах...Особенно запомнился триптих бородатого Леонардо – в трех его воплощениях так похожих друг на друга... Имен не было подписано под картинами  каждой души, но скольких великих мира земного ОН там узнал! Фиолетовый экскурсовод,  отвечал на вопросы мыслью в мысль и  с юмором. Шутя,  что имена многих вовсе не известных  на земле  в  небесном храме удостоены  особого почета,  ОН ярко вспыхивал  - в центре шара словно пульсировало свечение.

 - Это сердце души твоей радуется, правда, -  спросил  ОН пурпурный шар,  тоже радуясь за что-то не имеющее названия...

_  Каждая капля выполненного долга, принесенного с  Земли  воинами света и справедливости,  питает наше свечение и мы лучезаримся...», - назидательно ответил шар.

- Так здесь называют состояние счастья? – шутливо поинтересовался ОН.

-    Нет.  Это не счастье по понятиям Земли. Это не состояние мимолетное  - это степень  заряженности сущности током - степень его намагниченности...

Он не понял и попросил объяснить:

-Чувствую себя  как в первом классе когда-то в детстве...

- Чем сильнее намагничена сущность,  тем легче ей подсоединяться к общему факелу света и благодати и пребывать в состоянии единения с Единым...

Он перевел объяснение шара  на земной язык:

-Типа -  чем светлей душа, тем глубже в Боге пребывает?

-  Тем слабее те, кто заставляют тьму править миром, -ответил фиолетовый поводырь и тут же  распался веером на многие  идентичные шары, кружащиеся вокруг мнимого стержня...

- Ты танцуешь?

- Не-е... Я  проецирую себя и это объяснение достанется  не только тебе, но и неким избранным на земле.

- В виде прозрений?

- Да, им покажется, что откуда-то к ним пришли  премудрости...

-  Как ты находишь этих избранных?

- Они находят этот пучок психоэнергии сами. Это по закону притяжение между параллельными мирами. Плюс и минус. Ты не поймешь это все еще мысля по земному. И не надо...

Проплыв в воздухе  мимо портрета Жанны дэ Арк шар завис в воздухе и неожиданно прижался к ногам горящей женщины в  раме.

- Страшно подумать,  что она пережила, - сообщил Он шару переливавшемуся всеми цветами радуги.

 Но тот не ответил. Из картины в раме полилась песня на непонятном языке. То ли дельфин, то ли флейта.

- Это поет русалка, - сообщил шар и погас,  восстановив равномерный свет. - Она сама выбрала судьбу такую, когда ей показали,  что тем самым  спасет курс истории и многих от гибели.особенно детей.

-  Добровольно  выбрала в жизни гореть на костре ? -  ужаснулся ОН, разглядывая горящий хвост в основании платиновой рамы.

- Нет.  Во время смерти выбрала. Сделала свой выбор, как дано выбирать всем перед жизнью на Земле проекцию своей судьбы.. Другое дело свобода выбора  при жизни  - следовать своему выбранному курсу или нет.

-Значит мы выбираем дважды:  свобода выбора дана нам не только при жизни, но и до?

- Да ты догадался правильно, - ярко вспыхнув подтвердил шар. Свобода выбирать  дана и  до рождения.

- Типа тянем на экзамене билет и потом отвечаем на заданные вопросы? - уточнил ОН.

- Да потом решаем или нет задачи,  выданные в билете судьбы. В этом и есть милосердие Божье. Мы свободны выбирать и до,  и после рождения, да  и не только родителей,  но и само задание души на земле. У всех свое предназначение, но оно не навязано, оно избирается человеком добровольно и для улучшения миров и собственного мира.

- Да, но как это? Все же тогда изберут родиться богатыми,  вечными и красивыми, здоровыми  и полными счастья и талантов...

-Все имеет цену,-  просветил  его шар и снова закружился по спирали, распадаясь на собственные разноцветные проекции. -  А цену показывают заранее...

- Типа;  выбирай. Либо родись монахом, либо кроликом? Или жабой или бродягой?

- Не усложняй,- засмеялся шар желтым цветом.-  Мне поручено показать тебе Центрифугу Горесчастья – как пучки горя и счастья,  словно из огромного душа,  распределяются перед рождением между всеми развоплощенными без исключения. Готов ты узнать правду правд?

 – Всегда готов, - отшутился ОН пытаясь разобраться в азах науки о душе с точки зрения небожителей.

- Я провожу тебя за завесу постоянности времен,  -пообещал фиолетовый спутник, -  подведу тебя к самой Великой Центрифуге – к  воронке  воплощения в телесную сущность. Но ты, пребывая там, должен непременно вернуться назад. - «Постигнувшим замысел божий делать нечего на земле»

-.Это строка из песни известного барда , – сообщил ОН шару. ..

_ Совершенно верно! Эта строка по серебряной нити струилась очень давно, -  согласился шар и,  неожиданно превратившись в прозрачную ленту с переливами серебра,  повлек его за собой по направлению правды правд. - -  Когда мы достигнем  прозрачной завесы,  я потеряю цвет и способность с тобой разговаривать энергомыслью, а ты перестанешь меня слышать. Ты  не будешь виден толпе ожидающих возвращения в жизнь.Будешь урывками  ощущать их, но . не забудь вернуться. Не дозволено жить знающим тайну Горесчастья...

- А если не смогу или не захочу? Ведь свобода выбора дана до рождения?!

- Ну, тогда ты родишься,  но вернешься обратно младенцем, который не успеет поведать тайны запретные другим. В небограде все  продумано.. И если бы не было ошибок, то мир был бы таким,  как его выдумали изначально, Жизнь Вселенной, как и человека,  это процесс вечного творения и исправления ошибок, иначе все бы стояло в равновесии и неподвижности, - читал нотации фиолетовый.

Все понятое и продуманно при  жизни  начинало приобретать смысл, но  вовсе не тот, что ОН ожидал...

- Оказывается умирать  - еще опаснее чем жить,- пошутил ОН, еле поспевая за прозрачной лентой впереди него. Оторвавшись от созерцания своего шарообразного отражения в экране воды,  ОН едва расслышал тающее напутствие  своего проводника,  растекшегося по завесе воды  и цветом,  и формой. «Не приближайся близко к центрифуге.Ибо если тебя окатит из Центрифуги Горесчастьем,  тебе придется спустится в воронку воплощения в тело. А это чревато...

- Вместо кого нибудь рожусь вне очереди? - отшутился ОН, содрогнувшись?

- Кто то на земле захлебнется  болью потеряв рано дитя...

- И сам же их выберу - этих двоих родителей моих будущих?

- Да , причем тех, кому заранее зная доставишь  боль...

- Ох. как мне не нравится этот ваш процесс и закон перерождения из смерти в жизнь! Не хочу выбирать, не хочу жить, не хочу туда ..

- Пребывай тогда  здесь и помоги тем, кому там без твоего надзора  будет еще хуже .

-  Ну и распределение обязанностей! - запротестовал ОН – И  кто все это запустил и выдумал? 

- Даже боги ошибаются при исполнении задач, -усмехнулся шар, -  они тоже есть процесс вечной жизни ошибок и поправок...

- Не хочешь ли ты  сказать, что на опыте ошибок при сотворении нашей Земли,  некий бог малого ранга создаст лучший мир и повысится тем самым в ранге?

- ОН его уже создал и не один мир,  и именно они по его замыслу и помогают вашему миру. Только вы это не знаете. Мир под водой. Мир в глубине земли. Мир внутри вас,  мир существующий и невидимый,  –все они взаимодействуют с вами и помогают вам .

- В чем помогают?

- Противоборствовать с анти мирами света...Противоборствовать выбирая свет и справедливость, любовь и сострадание ...

- Ты мне пересказываешь библию - ангелы демоны -  и еще летающие тарелки и из Космоса и  из моря.. Жизнь кипит  во вселенной,однако.  - ОН зашел в тупик. -  Кто есть кто? Кто ты, например,  на земле... был или будешь? Я не смогу на земле. Моя частота вибрации слишком высока и я буду всегда невидим глазом человека. И только на цифровых  камерах на фотографиях  я буду выглядеть плотным шаром разных цветов с кругами внутри..  Мне не воплотиться никогда.

- А если я выберу тебя в друзья и возьму с собой в эту воронку светосчастья и горя?

. – Я не пройду занавес неизменной постоянности. Я сольюсь с ней:  вот так... - ШАР действительно растворился и ОН перестал его слышать...

 Оттолкнувшись от экрана воды, ОН медленно поплыл в сторону густой серой дымки вдали. Двигался  словно сквозь кисель, а потом стал ощущать как его сжимает плотная масса и он,  словно по туннелю,  заскользил вниз,  несомый ею по спирали. Так ОН в детстве несся с криком по трубе вниз головой в Лунопарке и плюхнулся в бассейн, ударившись животом о дно...

Плотная жижа вокруг него  постепенно затормаживала его скольжение невесть куда.

Потом ОН словно застыл в оледеневшей на глаза воде. Вмерз в твердую поверхность,  похожую на стекло.Но ни холода ни страха не ощутил. Усилием воли высвободиться не удалось и ОН сдался и оглянулся вокруг. То, что предстало его взору,  заставило бы его закричать,  будь он живым...

 Со всех сторон сквозь него по необозримой равнине,  походившей на серый потрескавшийся блин , брели ... получеловеки. Целыми их назвать было нельзя. У белесых (мраморного цвета) существ не было ничего выше плеч. У многих не хватало рук от самых плеч. Одни обрубки. Брели плавно  вокруг него  с полупроявленные контурами торсы человекоподобных статуй, напоминавшие ту  самую статую  безголовой  и безрукой Венеры  на обложке книги его зеленоглазой землянки. Он вспомнил текст из  этой книги, где  ОНА описала статую,  как нерешенный,  недописанный портрет человекодуши. Мол, при жизни портрет допишем мы сами,  выбирая шаги по жизни,  совершая и исправляя ошибки. И нам дадут снова шанс родиться заново,  дабы дописать портрет души во имя веры в человека.. .

«Не иначе,  как послали ей и  эту мысль,  –догадался он.  - Вовсе это не догадки,  она слышала то,  что ей нашептали такие же  шары- поводыри здешние...

Он стал наблюдать. Сущности - почти все одного роста и силуэта -  все же отличались друг от друга именно  цветом. Вернее оттенками белого цвета. Он вгляделся в тех,  кто были поближе- .некоторые скользили сквозь него...  Состояли они из нечто напоминавшего плотные еле подсвеченные дымки. Были они либо тусклого цвета,  либо еле светящегося перламутрового. Но те, кто были более белые, напоминали скульптуры из снега,  увиденные им однажды в Швейцарии... Сомнений не было: вокруг него  скользили  души к выбору  своих судеб  в предстоящей  жизни. Он присоединился к ним. Но они его не замечали.

С интересом следил  как некоторые из них, проходя сквозь друг друга , иногда задерживались,  сливались воедино,  и потом уже брели рядом,  пропитавшись единым цветом.. Один торс густо сероватого оттенка вдруг впереди него скачком метнулся к одной из белоснежных  фигур и та, пошатнувшись от внедрения в нее, слегка отодвинулась в сторону от захватчика, оставив половину себя наложенной на серого и оба торса на миг засветились нежно зеленоватым цветом.

ОН стоял пораженный -  они занимались любовью во время смерти! Делились собой и перекрашивались в слиянии в один цвет. Акт взаимодарения - небесная эротика! Он подошел ближе  к ним и его обволокла гостеприимная перламутровая тень. Ему было сказочно  хорошо,даже показалось,  что все торсы скользящие вокруг были маленькими звездочками на полотне неба. Но это видение исчезло и он в изумлении осознал, что вовсе не без голов и рук были эти наброски  человеческие, которые заторможено  двигались по поверхности густой и серой . При пристальном  изучении Ему стало ясно,  что  на их головы было накинуто нечто вроде дымчатых покрывал,  сливавшихся  с  густым туманом,  зависшим ровной гладью  на уровне их плеч, над серым блином тверди,  по которой они шествовали... Так бы выглядели для дельфинов в бассейне люди,  стоящие на дне по шею в воде с поднятыми руками. Да,  именно так он запомнил кадр из детства, когда  плавал в аквариуме в Батуми с дельфинами.Дрессировщик стоял  в центре огромного аквариума по шею в воде ,  высоко подняв руки с рыбой над головой,  дабы заставить дельфинов выпрыгнуть из воды... Нырнув,  ОН открыл в воде глаза и увидел этого дрессировщика, стоящего  на дне  аквариума без головы и без рук. Видны  над водой  были только голова и руки,  ровно как и  над гладью серой дымки  в мире запредельном оставались лишь  голова и руки будущих землян. Он догадался;  голова,  чтобы решать какую судьбу выбрать,  а руки чтобы ее претворять в жизнь. Вот оно - наглядное проявление свободы воли  перед жизнью во время смерти...

От любопытства как именно  эти затуманенные головы в серых вуалях буду выбирать билеты собственных судеб,  его затрясло и подкинуло  вверх .Ударившись о плотную поверхность серого тумана,  его швырнуло вниз - на серый жесткий блин,  по которому ступали торсы с невидимыми головами и руками. А было их несметное количество. Полчище будущих землян бесшумно скользило куда-то  вдаль от него в одном направлении. Он представил, что все эти человекодуши сожмутся в новорожденных младенцев вот вот и забудут на все протяжении жизни эту долину двух висящих друг над другом огромных блинов,  этих двух срезов реальности, служивших и полом и потолком  для них  То есть землей и небом. –Небом,  повисшим чуть выше их плеч. Небом,  у которого они были в заложниках,  в плену Времени. «Может,  потому людей так ностальгически манит  небо столь далекое при жизни. Бессознательно  пытаемся к нему дотянуться руками,  -  он задумался.  - Что интересно видят они над этим обручем густой пелены на шее? Что там над нею? . Чего касаются они задранными наверх руками?» -  Он стал протискиваться вверх. В болоте он никогда не тонул, но ощущение именно было такое. Он пытался выкарабкаться из болота вверх сквозь густой серый блин. На миг ему удалось вытолкнуть себя над  ним и он успел узреть невероятное. -  Вовсе не руки взметывались вверх вокруг множества голов в покрывалах!  Разного цвета и размера  - плавными взмахами - несли человекодуши по направлению к Центрифуге Горясчастья их крылья. Ему удалось вынырнуть из тягучей серой глади еще пару раз . Но он устал. От вида могучих предплечий, несущих орлиные крылья и  хрупких ключиц с лебедиными нежными шеями он пришел в неподвижность:. «Вот почему они так плавно плыли над серым блином . души имеют крылья! Они их оставляют здесь перед воплощением в жизнь.!»

Следя за красивыми взмахами крыльев  нескольких человекоптиц,  он невольно вспомнил балет. Балерины тоже еле касаются земли,  словно у них есть невидимые крылья. Но огромные крылья наводили ужас. Некоторые, взметнувшись в высь,  задевали окружающих и те послушно ныряли  в  серую гладь. Несколько раз он видел как нежные крылья застывали параллельно глади, будто,  сложив крылья,  чья-то душа останавливалась, но никто не поворачивал назад, словно ветром их гнало вместе вперед...

 Достигнув,  наконец, вертикальной прозрачной стены, за которой мелькали яркие вертящиеся огни,  он был озадачен. Человекоптицы в вуалях легко проникали сквозь этот экран,  а он лишь расплывался по  поверхности и его  нежно сдувало назад . Он нехотя сдался -  опустился к подножию экрана, поняв,  что проникнуть чрез него ему не дозволено. Он пытался разглядеть сквозь движущиеся  торсы откуда исходил пульсирующий фейерверк. Смутно удалось увидеть огромный вращающийся круг  по ту сторону экрана.  Нечто вроде огромного блюдца со светящейся каймой и сотнями прожилок. – Эти дорожки  огненными лентами лавы стремились  из центра круга к кайме и все это напоминало вращающееся огненное колесо.  Торсы,  словно завороженные,  перешагивали искрящуюся каемку и становились рядом с друг другом,  образуя ровные ряды. Это зрелище походило на знакомый ему детский  аттракцион. Шагнув внутрь медленно вращавшегося круга белесые фигуры послушно двигались к центру колеса,  не тесня друг друга, а . издалека они выглядели именно торсами без рук и головы. Процесс этот не останавливался. Новые и новые торсы перешагивали круг и вдоль его осей продвигались к центру центрифуги. Он понял, что в центре должен был находиться некий  сток.:иначе куда же девались те, кто достигали центра центрифуги,  предоставляя место вновь прибывающим?

«Это душе-сток в жизнь. Там как с горки прыгают души в жизнь», -...услышал он чью то подсказку. Рядом с ним повис лазурный шар наставник. Это он. оказывается  слегка придерживал его каждый раз,  когда он пытался проникнуть сквозь экран.

- Посмотри в центр колеса горясчастья  - оно никогда не останавливается. Снизу  к его центру прибывает  с  Земли - сквозь черную дыру соприкосновения двух измерений  - все оставленное умершими горе и счастье. Эта двойная труба-спираль над колесом  вращается над головами будущих землян,  испражняя то горе, то счастье,  причем не одновременно,  а поочередно, приглядись .....

Он бы присвистнул,  будь он жив,  от этого комментария и от всего осознанного  в тот миг. Тайна тайн и  заключалась именно в этом. - Ключ к замыслу бытия был именно в этой фразе  - « поочередно, а не одновременно». Видимо, тот кто создал Центрифугу Горесчастья был большим шалуном или еще чего хуже попросту пошутил. А за эту его шалость расплатилось не одна плеяда человекоптиц на Земле. Он захотел накричать на этого шутника: .ибо из душа этого,  видимо, ему налили на голову до жизни лишь горя, не успев полить ему ровно столько же счастья. Он возопил на шар! . Но ведь в библии нам сказали,  что никому не ниспошлют горя более его сил!!! Но вместо протеста  он взметнулся с помощью шара выше и увидел этот самый душ в центре центрифуги человекосчастья

 

Он пожаловался:

-  Вот придумали! Ведь поливают  неродившихся всех,  словно из душа и  холодной, и горячей водой, но  из двух разных кранов,  как в Англии старой. Нет,  чтоб взять да смешать и поровну всем и пополам горя да счастья брызнуть

- Ты почти прав, сын мой,  одобрил шар, - так и было задумано. Но люди хитрее оказались, нежели их сотворили, ибо каждый только о себе думает, а не как создатель -  о других... 

- Ты что был священником на земле, отец мой? - передразнил ОН шар,  так как его разбирал смех от увиденного и злила собственная неспособность рассмеяться. .

- Нет но мы с тобой встречались однажды. Ты же часто ходил в синагогу...

Он вспомнил молодую жену во время службы наверху – под потолком на балконе  нельзя было женщинам спускаться вниз...

- Почему только мужчины в синагогах внизу стояли?  Проверил  он шара раввина. – Но тот не ответил.- Смотри и все поймешь сам...

Наблюдая за торсами, он снова пожалел, что умершим не дано смеяться. Да, огромный  душ таки равномерно и плавно вращался в центре на  уровне невидимых голов  торсов,  излучая фейерверк световой энергии разного цвета - поочередно то изумрудный,  то темно голубой,  казалось,  шел словно дождь .Но комичность происходящего  заключалась в том, что то один торс,  то другой потешно приседал при излучении пучка синего цвета и прятался за спиной впереди стоящего. При этом двойная доза синего излучения горя собранного из сердец усопших угождала в того,  кто не успел пригнуться . И так прятавшиеся за другими успевали пропитаться большей дозой счастья нежели горя. Некоторые даже толкали других и пригибали их силой книзу, когда изумрудный поток бил из «душа» в их направлении. Чье-то счастье миновало тех, кого пригнули вниз  насильно и попадало в их обидчиков-эгоистов позади них..

Высшее проявление черного юмора вселенной –или  злая шутка дизайнера этого колеса Горясчастья?  Кто же вынесет  здесь таким способом не более того, что способен вынести? Тут кто толкнул соседа, когда счастье выдают, - тот счастливчик, а кто не спрятался за спиной  соседа вовремя  - тот горемыка. Получается,что как и в жизни:  счастливы скверные души,  а страдают хорошие...

«Где он этот программист колеса горесчастья?  Чем он думал? Решил, что  все люди солдатиками стоять будут с руками по швам и ждать когда им на голову  поровну плеснут и горя и счастья?! А, может, где  здесь зонты выдают. Как счастье,  - так зонт вниз. Как горе - зонт над головой раскрываем!»...

- Ты не заметил что у торсов нет рук? - спокойно поинтересовался  шар-раввин.

- А чем же они толкаются? -  ОН пригляделся и ахнул: коленками стоящий сзади поддавал под коленки впереди стоящему. « Ну так вот в чем ошибка Создателя! Зачем  человека из обезьяны надобно было ставить на две ноги! Остались бы на четвереньках,  никто не пригибался бы. И всем бы поровну. Не надо было. людской род выпрямлять...»

- Потому перед Богом на коленях стоят в мольбе, - мудро заметил шар-раввин. - Там все равны.Там никто никого не пнет, а  в получении прощения  грехов одинаково распределит каскады милосердия из общего душа . И это при жизни дано..всем.

ОН был страшно зол за весь род человеческий на дизайнеров Центрифуги Горесчастья. . Да, нас сделали людьми, подарив нам свободу воли толкать друг друга и красть  чужое счастье и подсовывать соседу свое горе. И  это и есть  выбор  судьбы. Это ли  свобода выбора? Это на земле мы решаем « быть или не быть» ? А здесь толкнуть или не  толкнуть. Бред. Абсурд. Трагикомедия...

Но его гнев от имени всего человечества скоро стих, ибо  он постиг все великолепие вселенского замысла,  когда,  более пристально  понаблюдал  за торсами,  которые потешно  занимались физкультурой – присядки делали,заложив руки за голову ..Он заметил, что некоторые человекоптицы  вовсе не толкали соседа спереди коленями при выбрасывании пучков счастья из центра колеса,  и не  приседали,  прячась за спиной  соседа спереди при пучке светогоря. Некоторые приседали, чтобы счастье направленное в их сторону, миновало их и  обрушилось на соседа сзади. Иные пригибали  соседа спереди,  наклоняясь над ним и закрывая собой при каскаде горя. А некоторые умудрялись даже ногой дать в подыхало соседа сзади, не щадя его,  лишь бы  он пригнулся  и они смогли бы прикрыть его от направленного в него пучка светогоря. 

Равин-шар подтвердил  догадку: «Это и есть выбор каждого. Потом стоящие вместе воплотятся дружно в жизнь сговорившись разыграть избранный сценарий их судеб, но  не узнав друг друга сделают ту же подлость,  а некоторые смогут одержать победу над собой. – И чудеса в сердцах тогда народятся,  когда те,  кто подло толкнул соседа в центрифуге исхода во временную  тленность  вдруг  в жизни наоборот поступит. И душа его вернется свободной от злого умысла в небоград победителем и попадет в самый Престижный зал Почета...»

        ОН отвернулся от Центрифуги Счастьегоря и попытался вспомнить кто же стоял в его жизни рядом с ним из тех,  кто пригнулся за него,  когда счастье летело в его сторону,  а кто и нет. Призадумался пролистав наскоро страницы жизни своей: а сам – то  он вприсядку в центрифуге приседал, чтобы прикрыть собой от горя соседу по будущей судьбе избранной  или наоборот,  подленько пригибался за спиной ближнего? Вспомнил и  утраты свои и горя, которого вдосталь нахлебался,  и счастье свое погибельное и любовь недозволенную... И  так ему захотелось узнать имя того подлеца,  кто пригибался перед ним в центрифуге Горесчастья,  позволяя намеренно обрушиться бОльшему горю на его голову,  чем было предписано Божьим замыслом...  Он  пытал  раввина- шара,  но тот не имел такой информации...

Он только задумчиво повторял в ответ : «дорогой ты мой , теперь ты понимаешь откуда такое выражение « сколько бед на мою  голову»...

Он отвернулся от шара-раввина  и задал ему глупый  риторический вопрос: « А а душа, извергающего пучки  любви нет тут у вас?!

- У нас нет,- не растерялся шар,- зато  есть у вас.  Любовь это божья тень, скользящая по душам на Земле, это искра в каждой воплощенной сущности  обитает, .а потом после возвращения с Земли светом оборачивается и звезды светят потому ярче»\

Про тень божью он тоже где то слышал. На какой-то из страниц прочитанных книг...

« Не верю. Ты все врешь! - запротестовал он.  -Не может быть,  чтобы мир наш с нашим величием и трагедиями так был устроен! Кто-то нас все же несет на руках над бедой в страшную минуту. Кто0то более вечный и могучий чем мы сами...И не все зависит в душе от того сколько раз она вприсядку перед жизнью очередной спляшет,  катаясь на этой жуткой карусели!  Если бы подонок впереди меня не приседал так часто,  я бы и жил дольше, и любил бы ЕЕ,  а не потерял отдав в руки  свиночеловеку на растерзание...»

Шар молчал, казалось целую земную вечность. Наконец он сказал женским голосом, загоревшись  ослепляющим  алым цветом:

- Если бы я так часто не приседал впереди тебя,  когда лилось счастье ты бы не встретил ЕЕ и Она бы не полюбила тебя. И выпавшее тебе счастье любви не досталось бы тебе,  а досталось бы мне! 

- Самопожертвование значит ты , раввин,  мне подарил?

.-  С чего ты взял,  что раввином я в синагоге  тебе не раз сопутствовал?

- А когда же я вприсядку пускался? –потребовал  он у шара в ярости.

- А ты часто пригибался надо мной,  когда пучки иссиня черного Горясчастья  струились мне на голову. И я потому пережила тебя,    а не наоборот...

- А где была  ОНА, по которой я с ума сходил?! -вскричал он на шар

- А она стояла  впереди нас и именно потому я и сгибалась впереди тебя, когда Счастьегоре струилось  в нас, что она перед тем,  как пригнуться сама,  меня в грудь пихала ногой, - балерина все же. Ноги задирать горазда – вот  все счастье мимо нее и меня в тебя и  летело...

_А-а не потому,значит,  ты приседала, что мне счастье свое подарить хотела, как ОНА! -  с горечью упрекнул  он шар, раскалившейся уже до бела..

И тут он все понял и ему захотелось взвыть по волчьи,  а судьба его захихикала  голосом его жены: «Да именно так. Стояли в линеечку. Я -  за ней,  а  за мной - ты. Как счастье выливали на головы,  она мне  раз  ногой а сама  присядет . Так все  что нам причиталось  - тебе досталось в жизни:  И любовниц тебе вдосталь. И поклонников.  И славы.и премий. И талантов набор целый. И харизмы на полк хватило бы. . А  я дома на диване всю жизнь просидела. Все  вычисляла от какой красавицы блондинки или балеринки  звонил и врал.  И ОНА  тоже немало намыкалась. Вечно тебе нравилась та,  которую еще не отведал. И отсюда даже всех от нее хахалей отпугиваешь. Ни себе,  ни другим.

 - Так вот знай. Когда Горесчастье  выливали ушатами, .она стояла как штык. Тебя берегла, знала что в тебя не попадет.

-Каким образом знала - ведь я не прятался  подло за твоей спиной?

- А Она при проливании Горесчастья  в нашу сторону  меня в грудь тоже пихала и я сгибалась:  . а ты надо мной,  чтобы закрыть меня по рыцарски. Она рассчитала правильно. Ты сделал свой выбор -  закрывал меня от боли и принимал горе на себя. Так она стояла -  а мы пригибались, вот  она и твое, и мое Горесчастье  приняла на себя. В тройне приняла страдать. Но  зато ей вон сколько пролилось и Счастьегоря. Первая стояла и при излучении счастья не приседала в плие балетное, дабы мне его отдать!!!  Ей и и дар танцевать, и дар писать, и красота и все что хочешь, а доброта какая и сострадание– до глупости?  До нелепости. Меня виновницу ЕЕ боли и дочь твою у себя приютила и помогала – в квартире своей разрешила жить почти 6 лет и одолжила на жизнь и общались как родные поддерживали друг друга, думала она друзьями стали -  потеряв тебя породнились. Дура набитая.. Недоделок моральный. Она одна была не от тог что любила тебя после смерти верно, кому она кроме тебя нужна была симулянтка – святошу строила. А как счета  накопились за квартиру так надоело ей нас жалеть и помогать раздумала.Вот и не дали ей любви- здесь знают кто что заслуживает...

Он отвернулся от пылающего шара:

-  .Нет любви ей не досталось счастливой я, уверен, именно потому, что  ты ей под коленки все же пару раз своими пихнула сзади  когда Счастьегоре  летело  в нашу сторону, вот и не досталось ей предначертанного счастья...

- Неблагодарный,  я при этом сама вприсядку отсиживалось,  дабы тебе струю счастья подарить.  Потому ты с ней столько лет провел у меня на глазах. Туда сюда катался. Как маятник. А под коленки ей дала я уже после твоей смерти и после того как выставила нас с дочерью твоей из квартиры своей. И долг потребовала вернуть. А кто мне вернет украденные годы  и сиротство без тебя? Тогда ее и прокляла всеми бедами и отсутствием любви и унижениями и мытарствами и еще чтобы сын ее ее мучил,  а не радовал... А она писательницу из себя строит. Стихоплетством занимается. Фальшивка и дешевка.Провинциалка и врунья... 

Потрясенный,  он прижался к ней, как мог,  – только одной точкой могли  шары прикоснуться к друг другу без любви по законам небограда, но не слиться ни внедриться ни на миг не удавалось. Ни вина,  ни долг, ни даже сострадание  не растворяли предохранительной оболочки шаровидных сущностей и не позволяли проникнуть в друг друга как бы они не прилаживались и не желали этого слияния..

- Я только не пойму кто нас так расставил друг за другом..кто решил кто за кем стоит в этой центрифуге душегубке Горесчастья и Счастьегоря , - смиренно спросил он, понимая что ничего уже никогда не изменить...

- А, в том-то все и дело: кто кого толкнул! Первой я должна была стоять. Но почему-то царевна-леблядь твоя меня оттолкнула,  переступая кромку Центрифуги... и встала  первой ближе к центру, - признался шар.

- Да. Иначе все было бы в жизни иначе. Все судьбы наши переплелись бы иначе. – понял он, ощущая как красный рдеющий  цвет приникшего  к нему шара стал вливаться в него и красить его постепенно в новый для него цвет. А голубой его цвет поглощался на его глазах. 

- Это и был ее выбор принять на себя решение за всех троих. Кто спасал себя - а кого спас другой..  А если бы впереди была ты на ее месте, жена моя верная,  то не приседала бы ты когда лилось Счастьегоре в нашу строну. А  кланялась бы до пола              читать дальше

Категории раздела
Форма входа
Поиск Search
Друзья Friends
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0